Collections UofT

 
 

Project for the Study of Dissidence and Samizdat

By Ann Komaromi

The Electronic Archive “Project for the Study of Dissidence and Samizdat” (PSDS) includes the database of Soviet samizdat periodicals, electronic editions of selected samizdat journals, illustrated timelines of dissident movements, and interviews with activists. The Project aims to make rare materials more widely available and to provoke questions about the trajectories of groups and individuals within the varied field of Soviet dissidence and nonconformist culture.

Learn more »

You are here

Предисловие

«Сохранить нить поэтического авангарда»:  журнал теории и практики «Транспонанс»

            Публикация самиздатского журнала «Транспонанс» дает читателю возможность впервые в полном объеме ознакомиться с одним из интереснейших периодических изданий неофициальной советской культуры 1970–80-х гг.[1] (Слово «советская» обозначает здесь, конечно, историческую эпоху, а не идеологическую принадлежность). Начавший свое существование в 1979 году, журнал на протяжении последующего десятилетия объединил на своих страницах поэтов, писателей, художников, теоретиков и исследователей искусства, сфера интересов которых лежала в трудно определяемой, но в то же время сразу узнаваемой плоскости, именуемой «авангард». И одной, если не главной, целью деятельности журнала и стала рефлексия над тем, какое место в новое историческое время занимает то направление культуры, которое, казалось бы, закончило свое существование в 1930-е гг.

            Для создателей и постоянных редакторов журнала, Анны Александровны Таршис (она же Ры Никонова; 1942–2014) и Сергея Всеволодовича Сигова (он же Сергей Сигей; 1947–2014) вопрос об осмысленности сохранения и продолжения авангардной традиции не стоял – речь шла о ее осмыслении. В 1960-е гг., к началу становления индивидуальной поэтики Никоновой и Сигея, наследие русского авангарда находилось скорее на периферии литературного и художественного процесса. Непререкаемым культовым статусом обладал В. Хлебников, еще были живы А. Крученых, В. Гнедов и И. Бахтерев (с двумя последними С. Сигей поддерживал тесные дружеские и творческие связи, впоследствии подготовив издания их сочинений[2]), однако почти весь «низовой» массив русского авангарда, подобно основанию айсберга, находился под водой и являлся предметом интереса немногих энтузиастов и специалистов. «Транспонанс» стал платформой презентации и обмена информацией об авангарде, инструментом культурного трансфера из одной эпохи в другую, а сам этот трансфер выступал стимулом художественного эксперимента современных авторов. Создание и существование журнала явилось тем самым вещественным доказательством того, что авангард жив и движение в его русле по-прежнему продуктивно. В результате этого сложилась необычная ситуация, когда печатный орган послужил толчком к созданию литературной и художественной группы трансфуристов (транспоэтов), а не наоборот[3].

            Основной причиной авангардной ориентации журнала было, конечно, совпадение направлений художественного поиска Сигея и Никоновой с экспериментальным искусством первой трети ХХ века и его продолжением в послевоенной культуре Европы и США (флюкс, конкретная поэзия, акционизм и др.). Внимательное исследование творчества Сигея и Никоновой показывает, что мы имеем дело не с подражанием, а параллельным развитием тех линий, которые были впервые намечены в русском авангарде[4]. Этим и объясняется исследовательский интерес Сигея и стремление Никоновой к систематизации творчества: им было важно понять корни собственной поэтики в ее развитии и найти основы для осмысленного продолжения того, что считалось уже давно завершенным.

            «Транспонанс» начал выходить в то время, когда литературная периодика самиздата уже стала признанной институцией внутри неофициальной культуры обеих столиц. Особое положение журнала заключалось в том, что он выходил в провинции – азовском порту Ейске, в котором жили Никонова и Сигей. Тесная связь с Ленинградом (Сергей Сигей учился на заочном отделении театроведческого факультета Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии), а впоследствии и с Москвой позволяла поддерживать и развивать творческие контакты с академическими и художественными кругами столиц. Важно отметить, что провинциальное положение осознавалось редакторами не как ущербность, а как необходимое условие существования авангарда в тех условиях, когда экспериментальный творческий поиск неизбежно вытеснялся на периферию культуры – и не только официальной. Дискуссии о направлениях развития художественного языка в рамках самиздата (в официальной культуре эти направления были изначально определены доктриной советской культурной политики) занимают видное место на страницах раздела критики журнала.

            Это позволяет нам озвучить те пункты, которые делают знакомство с журналом «Транспонанс» и его системное изучение столь важным для историка позднесоветской культуры и исследователя авангарда. Журнал, вне всякого сомнения, являлся одной из центральных ячеек творческого эксперимента последнего десятилетия существования СССР и тем самым подводил черту под биографией полуподпольного существования авангарда в стране, исподволь готовя его триумфальное возвращение в эпоху перестройки и позднее. «Транспонанс» дает нам яркое представление о круге чтения, интересов и общения тех лиц, которым мы обязаны сохранением авангардной традиции. Тот факт, что издание журнала осуществлялось в провинции, заставляет переосмыслить ложные представления об изолированности и вынужденной ограниченности неофициального художника того времени: дальнейшая успешная интеграция Сигея и Никоновой в международное движение мейл-арта[5], позволившая им не только расширить, но в известной степени и уничтожить границы, отделяющие советского художника от остального мира, а также последующая издательская и творческая деятельность в Европе доказывают не только уровень их мастерства, но и  определяют высоту планки, поднятой «Транспонансом»[6].

            И, возможно, самое главное. Глубина культурного слоя, выступающего на поверхность в журнале, такова, что снимает регулярно возникающий вопрос о релевантности печатного органа тиражом в пять экземпляров для культурного процесса. Мы обладаем данными о степени проникновения «Транспонанса» в читательские круги, интересующиеся вопросами, которые затрагивал журнал. (В отличие от некоторых других печатных изданий самиздата, «Транспонанс» не продавался и не имел «подписчиков», а переходил из рук в руки. В силу этого комплект журнала для данной публикации собирался из разных архивных фондов – полного собрания не было даже у издателей «Транспонанса»). Представляется, что количественный показатель здесь не является определяющим – существенен факт и уровень консолидации творческого поиска вокруг и внутри журнала.  Провинциальный и «дилетантский» – еще одна отличительная черта журнала, не без иронии постулируемая Сигеем и Никоновой как программная, – «Транспонанс» в меру знакомства с ним читателей и постоянной интеграцией новых авторов выступал мощным катализатором творческого поиска и в силу своего объективного положения на краю художественного процесса являл собой ту точку вненаходимости, которая, при всей субъективности воззрений редакторов, позволяет нам взглянуть на события того времени с неожиданной и в то же время интереснейшей стороны.  

***

            Характер «Work in progress», определяющий данную републикацию, представляется соответствующим творческой программе журнала и является столь же вынужденным, сколь и таящим в себе известные преимущества. С уходом из жизни издателей «Транспонанса» в 2014 году черты их художественного мира приобрели завершенный характер, однако на то, чтобы охватить этот мир хотя бы в первом приближении, уйдет не один год. Комментарий, которым предполагается сопроводить каждый номер журнала, ставит своей задачей реконструкцию необходимого для понимания творческих задач того времени контекста, а также вывода локальных экспериментов в пространство большого времени. «Сигнальный» комментарий к первому номеру должен дать представление о направлении работы, в которой автор этих строк надеется задействовать заинтересованных исследователей. Онлайн-издание позволяет сохранить динамичный характер публикации и дополнять ее новыми данными. В силу практической необозримости художественного горизонта Никоновой и Сигея, их исключительной активности, рассеяния их наследия по частным и архивным собраниям разных стран и континентов состояние «work in progress» позволяет нам сохранить «Транспонанс» как активное ядро в процессе освоения творчества издателей журнала и русского авангарда ХХ века в целом – в том числе и в контексте вписанности журнала в различные культурные течения ХХI в.

            «Транспонанс» уже с конца 1980-х гг. стоял в фокусе интересов исследователей, в дальнейшем продолжались шаги по реконструкции и осмыслению его истории[7].

Поскольку детальные наблюдения предполагается осуществить в комментарии к отдельным номерам, ограничимся здесь лишь описанием тех возможностей, которые Исследовательский проект по исследованию самиздата уже сейчас предлагает на своем портале читателю и пользователю.

I. Все номера журнала «Транспонанс» представлены факсимиле[8].

II. За основу презентации принято собрание одного из авторов «Транспонанса» Вл. Эрля в коллекции Исторического архива при Центре по исследованию Восточной Европы (Университет Бремен, Германия; фонд 37). Факт обращения к другим фондам отмечен в комментарии.

III. Просмотр изображений может осуществляться вручную постранично, а также в режиме электронной книги путем нажатия символа «Play» в меню; там же размер изображения может быть увеличен на весь экран. Нижняя строка меню регулирует число страниц для одновременного просмотра, позволяет увеличить или уменьшить видимый формат, а также перейти к следующей или предыдущей странице.

IV. Переход к другим номерам «Транспонанса», как и к другим коллекциям Исследовательского проекта, осуществляется через меню «Journals»  в верхней строке меню.

V. Каждому номеру предпослана текстовая расшифровка в формате PDF. В файлах сохранена пагинация оригинальных выпусков. При открытии доступа к публикации на сайте размещены расшифровки номеров за 1979–1982 гг.; тестовые версии остальных выпусков журнала будут добавлены позднее.

VI. Задействовать линки к текстовой расшифровке и комментариям, а также ко всем линкам внутри текстов рекомендуется с одновременным нажатием клавиши Ctrl (Control key). Это позволит открыть желаемую страницу в новой закладке броузера.

VII. Формат оригинальных номеров был различным[9]; в текстовых версиях легкие отклонения в размерах были унифицированы в формат А5 (148х210 мм, №№ 1–10) и формат 200х220 мм (№№ 11–27 и 32–36). Для изданий в виде ры-структур (№№ 28–31 и второе издание № 2) был выбран формат А4 (210х297 мм). Формат файла с комментарием идентичен формату текстовой версии.

VIII. Текстовая версия не претендует на полное воспроизведение визуального образа оригинального журнала и является лишь сопровождением факсимильной версии. Главная ее цель – предоставление пользователю возможности удобной работы с текстами журнала в режиме офлайн. Тем не менее мы стремились сохранить все значимые особенности презентации текстов. В ряде случаев для удобства читателя добавлены дополнительные выделения в тексте (например, отсутствующий на печатной машинке курсив и полужирный шрифт), унифицированы заголовки и подзаголовки, а также авторские выделения в тексте. Текстовый блок выровнен по левому и правому краю, межстрочные расстояния также унифицированы и рассчитывались, исходя из сохранения оригинальной пагинации.

IX. В тех случаях, когда интеграция графических элементов была возможна и имела смысл (крупные визуальные тексты, отдельные рукописные элементы), она была выполнена. В остальных случаях текстовая версия снабжена в соответствующих местах пометой <см. факсимиле>. За исключением отмеченных инкорпорированных визуальных элементов, в файлах PDF может осуществляться текстовый поиск по ключевым словам[10].

X. Постраничные примечания и концевые сноски по умолчанию принадлежат авторам; редакторские примечания помечены как «Примеч. ред

XI. Ряд безусловных опечаток исправлен безоговорочно; в тех случаях, когда опечатка могла быть частью авторского замысла (в т. ч. постфактум), исправление внесено в угловые скобки. Опечатки, указанные в соответствующих списках в конце некоторых номеров, в тексте исправлены.

XII. Одна из наиболее распространенных ошибок печати, на которую редакторы «Транспонанса» неоднократно указывали в списках опечаток, была связана с невольной (?) заменой буквы «В» на находящуюся на клавиатуре над ней букву «У». Во многих случаях, однако, редакторы, следуя футуристической традиции, активно пользовались этой «ошибкой» для создания остраняющего эффекта. В тех случаях, где «самодеятельность пишмашины» могла иметь под собой авторское намерение, мы оставляли форму текста неизменной. Это же касается других схожих ситуаций.

XIII. Во всех случаях, где у читателя при пользовании текстовой версией возникают сомнения, мы призываем обращаться к факсимиле.

Согласно природе электронной публикации и целям данного издания, файлы с комментариями планируется дополнять и актуализировать при получении новых данных. С сообщениями о возможных неточностях, библиографических дополнениях и пожеланиях просьба обращаться к редактору проекта по адресу kukuj@slavistik.uni-muenchen.de. Дата последних изменений будет значиться на титульном листе комментария. Тем самым пользователю предоставляется возможность не только сохранить текстовую версию каждого номера и, по мере осуществления, комментария к нему, но и следить за обновлением версий.

Мы заранее признательны всем за активную помощь и просим понимания в том случае, если не на все ваши обращения будет возможным ответить, и не все пожелания – осуществить.

Републикация журнала теории и практики «Транспонанс» посвящается светлой памяти его редакторов и издателей – Анны Александровны Таршис и Сергея Всеволодовича Сигова.

 

Илья Кукуй (Мюнхен)

  1. октября 2015

 

 

[1] См.: Самиздат Ленинграда. Литературная энциклопедия. М.: Новое литературное обозрение, 2003. С. 456. Несмотря на то, что экземпляры журнала, как правило, изготовлялись в Ейске, «Транспонанс» занимал важное место в культурной жизни неофициальной литературной сцены Ленинграда (см. указ. изд.)

[2] См. издания И. Бахтерева в мадридском издательстве «Ediciones del Hebreo Errante»: «Обманутые надежды: Историческая повесть стихами и прозой» (2001), «Вилки и стихи: Стихотворения 1926–1930 гг.» (2001), «Ночные приключения: Сказка-прогулка» (2001), «Ночной миракль из Мо-Хо-Го» (2001), «Зимняя прогулка и другие пьесы» (2002), «Возможно пять» (2003), «Лу» (2006), «Варвыра и другие стихотворения» (2006), а также издания В. Гнедова «Эгофутурналия без смертного колпака» (<Ейск>, 1992), «Собрание стихотворений» (Тренто, 1992), «Крючком до неба» (Мадрид, 2006).

[3] См. материалы чтений транспоэтов в антологии Г. Ковалева и К. Кузьминского «У Голубой лагуны» (Ньютонвилл, 1986. Т. 5Б). Отметим также распространенную ошибку в написании названия группы трансфуристов (в частности, в статье Р. Костелянца: Kostelanetz R. Transfuturists // Kostelanetz (Ed.). Dictionary of the avant-gardes. – 2nd ed. – New York: Schirmer Books, 2000. P. 618).  

[4] О связи творчества Никоновой и Сигея с поисками исторического авангарда (в основном с позиции визуальной репрезентации текста): Greve C. Writing and The 'Subject'. Image-Text Relations in the Early Russian Avant-Garde and Contemporary Russian Visual Poetry. Amsterdam: Pegasus, 2004.

[5] См.: Röder K. Topologie und Funktionsweise des Netzwerks der Mail Art: Schriftenreihe für Künstlerpublikationen. Bremen: Salon Verlag, 2008.

[6] С образцами творчества Ры Никоновой и Сергея Сигея из их личного собрания можно ознакомиться на посвященном им сайте http://www.transfurism.com.

[7] См.: Janecek Gerald J. A Report on Transfurism // Wiener Slawistischer Almanach. № 19. 1987. S. 123-142; Кукуй И. Лаборатория авангарда: журнал «Транспонанс» // Russian Literature. Vol. 59 (2006). P. 225-259. О принципе транспозиции, лежащем в основе творчества Никоновой и Сигея, давшем имя журналу и значительно разработанном на его страницах, см.: Lehmann, G. Die Transpositionskunst von Ry Nikonova und Sergej Sigej // Russian Literature. Vol. LIX-II/III/IV (2006). P. 379–397. 

[8] По техническим причинам на настоящий момент недоступен № 15. Он будет добавлен позднее.

[9] Формат №№ 1 и 2 – 150x220 мм; №№ 3-5 – 150x195 мм; № 6 – 145x200 мм; № 7 – 150x205 мм; № 8 и 10 – 150x200 мм; № 9 – 150x193 мм; №11-21 – 190x215 см; №22 – 200x230 мм; 23-27 – 200x220 мм. №№28-31, а также второе издание № 2 были осуществлены в форме ры-структур, в дальнейшем издатели обратились к гибридной форме (см. факсимиле).

[10] Обращаем внимание на то, что текстовый поиск осуществим ТОЛЬКО в файлах PDF. В силу особенностей данной публикации панель поиска на сайте (Search toolbar) не функциональна.